Header image for news printout

Вступительное заявление Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна в рамках экспертной дискуссии "Поощрение терпимости, развенчание мифов, защита прав: беседа о миграции на основе имеющихся данных"

Женева, 15 декабря 2015 г.
Зал XX

Дамы и господа,

На прошлой неделе в Канаде одна из главных газет страны вышла с большим заголовком на первой странице, касающимся первых 25 000 сирийских беженцев, которые должны быть переселены в Канаду к концу февраля. В нем говорится: "Добро пожаловать в Канаду". А затем эта же фраза написана на арабском. Новый премьер-министр страны поприветствовал беженцев теплыми словами в аэропорту. Возможно, самыми трогательными из всех стали слова маленькой канадской девочки, обращенные к сирийским детям, которые впервые ступили на канадскую землю: "Здесь очень хорошо", - сказала она. "Здесь нет войны, и вы можете безопасно ходить в школу и... Добро пожаловать!" Похожие чувства можно было наблюдать во всех социальных СМИ Канады.

Какой контраст со словами и отношением растущего числа политиков, газетных комментаторов и провокаторов в социальных сетях и СМИ, а также, к сожалению, растущего числа обычных граждан, на которых они влияют в стольких странах.

Различные политические фигуры сравнивают сирийских беженцев с "бешеными собаками", называют мексиканских мигрантов "насильниками", говорят о "стаях" мигрантов и предлагают запретить всем мусульманам въезд в их страны, а тех, кто уже прибыл, поселить в лагерях.

В одной европейской стране газета-таблоид опубликовала недавно карикатуру, где мигранты изображены в виде сочетания крысы и человека с оружием, что тревожно напоминает карикатуры нацистов 1930-х годов, когда они использовали крыс для изображения евреев. Ранее в другом таблоиде автор колонки описал мигрантов как "тараканов", и это слово использовали нацисты, равно как и бесславное радио "Тысячи холмов" перед началом случившегося в Руанде геноцида. У многих людей первой инстинктивной реакцией при виде крысы или таракана является желание убить его, и в оккупированной нацистами Европе, и в Руанде людей, которых описывали такими словами, впоследствии убивали в огромных количества. Мы должны четко понимать, что такие заявления приводили и по-прежнему могут привести к насилию.

Я не раз осуждал подобные утверждения, которые, на мой взгляд, опасно близки к подстрекательству к ненависти, запрещенному международным правом. Во многих странах законодательство, призванное прекратить подстрекательства, сосредоточено исключительно на расе. Мигранты - это не раса, они просто иностранцы. Поэтому такие комментарии остаются безнаказанными. В действительности, пробуждение расиста, живущего в каждом из нас, сегодня является тактикой, которая вновь зарабатывает голоса, а к тревожным сигналам истории люди все чаще не прислушиваются.

И эти явления, конечно, существуют не только в Западной Европе, Северной Америке и Австралии. Рост этнического национализма - этническая исключительность - и сопутствующие ей явления расизма и ксенофобии можно увидеть повсеместно. В Африке, где мигранты из других африканских народностей иногда подвергаются нападениям и убийствам. В Азии, где люди, в том числе и мигранты, иногда становятся жертвами насилия или убийств по причине своего иностранного происхождения или вероисповедания. В Латинской Америке , где мигранты, пересекающие эту территорию, подвергаются ужасным нарушениям прав человека со стороны преступных банд. И в Восточной Европе, где в некоторых странах темный цвет кожи сильно увеличивает риск стать жертвой нападений на улице.

Наша экспертная дискуссия проходит в рамках празднования Дня прав человека и Международного дня мигранта, и я надеюсь, что сегодня мы можем использовать нашу беседу для развенчивания мифов и поощрения терпимости. Я особенно рад, что к экспертам в этом зале присоединились трудящиеся-мигранты, лица, ищущие убежища, и беженцы со всего мира, которые расскажут нам свои истории и поделятся своим мнением. Возможность услышать мнения мигрантов и дать им возможность принимать участие на равных условиях является основой правозащитного подхода к миграции.

Я также рад приветствовать УВКБ, родственное агентство и партнера в кампаниях по предупреждению и борьбе с ксенофобией, а также Агентство Европейского союза по основным правам и важное исследование, проведенное им в данной области.

Дамы и господа,

Слова, которые мы используем в разговоре о миграции, крайне важны, потому что они поддерживают мифы и представления о том, что мигранты вредят принимающему обществу или каким-то образом унижают его. За последние двадцать лет все чаще используются термины, которые отдаляют мигрантов и их сообщества от основного населения, чтобы клеймить их как "других". Это не просто крайне грубые слова вроде "таракана". Это также слова вроде "поток", "полчище" и "бремя".

В правозащитном сообществе мы также долго сопротивлялись использованию слова "нелегальный" для описания мигрантов, которые находятся в нерегулярной ситуации или не имеют соответствующих документов. Потому что человек не может быть нелегальным. Мы четко дали понять, что использование этого термина поощряет стигматизацию и даже криминализацию мигрантов, которые всего лишь въехали в страну без надлежащего разрешения. Они не совершили преступление против других людей, имущества или национальной безопасности.

Слово "мигрант" используется для описания широкого спектра людей, которые переезжают и живут в стране, не являющейся их родиной. Само слово ничего не говорит нам о том, почему этот человек оставил свой дом, как с ним обращались во время его путешествия, и куда он направлялся. Но международное право разъясняет конкретные права отдельных групп мигрантов; что беженцы имеют право на защиту от преследования и конфликта, что все действия в отношении детей должны совершаться в их наилучших интересах, что каждый человек, совершающий путешествие, должен быть защищен от возвращения к пыткам и другим серьезным нарушениям прав человека. Когда я произношу слово "мигрант", моим намерением является не отделение беженцев или иной более конкретной группы, но скорее возвращение к нейтральному значению этого термина, описывающего группу людей, которые не имеют гражданства в принимающей стране. Все люди имеют права человека, и с ними нужно обращаться уважительно.

Дамы и господа,

Как нам изменить эти искаженные и опасные утверждения? Ответ прост. Рассказывая правду и изобличая тех, кто лжет и искажает информацию. Слишком много решений в области миграционной политики принимались на основе слишком малого объема доказательств. Факты, а не мифы, предрассудки и неверные предположения должны служить руководством для формирования политики. Поэтому, когда правительства говорят своему народу, что они собираются прекратить предоставление социальных льгот мигрантами, они ошибочно предполагают, что большинство мигрантов приезжают в их страну только ради этих льгот. В действительности, согласно исследованию в странах ОЭСР, очевидно, что вклад мигрантов в государственную казну через налоги и общественное участие превышает объем получаемых ими льгот. Сходным образом политики часто обещают ограничить миграцию, чтобы сократить уровень преступности и усилить безопасность при том, что нет доказательств того, что мигранты больше склонны к совершению преступлений, чем другие группы населения.

Демографические тенденции демонстрируют, что многие страны назначения переживают снижение численности населения. Необходимость в услугах по уходу возрастает, и все меньше молодых людей, которые бы ухаживали за все более стареющим населением. Трудящиеся-мигранты отчаянно необходимы для заполнения этого пробела: по оценкам, к 2050 году рынку труда Германии будет необходимо полмиллиона мигрантов ежегодно. Мы знаем, что за последние десять лет на мигрантов приходится уже 47% роста рабочей силы в США и 70% - в Европе.

Согласно исследованию, люди постоянно переоценивают число мигрантов в своей стране. Те, кто беспокоятся о том, что иностранцы крадут рабочие места, не учитывают данных, которые показывают, что мигранты в целом стимулируют экономику, а также это беспокойство отражает необоснованные страхи об уровне безработицы, жизнеспособности системы социального страхования и других аспектов глобализации.

Дамы и господа,

Усилия по изменению часто пагубных публичных заявлений о миграции должны быть многосторонними: в них должны участвовать правительства, местные власти, гражданское общество, СМИ и сами мигранты, чтобы рассказать правдивую историю. Вместе мы должны:

  • Противостоять языку ненависти и подстрекательству к ненависти в отношении мигрантов, а также бороться с безнаказанностью за ксенофобское насилие и другие проявления ксенофобии.
  • Подчеркивать, что значительная часть мигрантов не несет в себе угрозы безопасности или терроризма, а также вновь оценить пользу первостепенной связи миграционной политики с программой внутренней безопасности.
  • Представлять обществу данные о той пользе, которую приносят мигранты экономике, а также о том, как они заполняют пробелы в рабочей силе, указывая на то, что многие службы в наших крупных городах не смогли бы нормально работать без них.
  • Больше уделять внимание проблеме эксплуатации и преследования, от которых страдают многие мигранты. В этом году Конвенция о трудящихся-мигрантах празднует свое 25-летие и вместе с другими основными соглашениями в области прав человека дает необходимое руководство для лиц, принимающих решения; при этом ее ратифицировало небольшое количество стран.

Обещание Повестки дня в области развития на период до 2030 года "никого не забыть" должно привести к сбору большего количества более качественных данных о сообществах мигрантов. Мы уже знаем, что все мигранты обладают правами, и что их вклад значителен; например, они с большей вероятностью станут работать в больнице, чем неоправданно пользоваться ее ресурсами.

Когда более 200 детей-мигрантов погибают за один год, пытаясь пересечь Средиземное море, это должно быть единственным сигналом о необходимости более эффективного и основанного на принципах миграционного управления. Политика, которая влияет на столькие жизни, должна формироваться на основе ценностей и данных, а не на основе фантазий и злобы.

Мы, взрослые, должны поучиться отношению к другим у той маленькой канадской девочки, которой было так легко посочувствовать детям-беженцам из Сирии того же возраста, что и она. Если мы не научимся это делать, мы будем неспособны к более активному разделению ответственности, когда речь идет об условиях, вызывающих масштабную миграцию.

Я благодарю за внимание и с нетерпением жду вашей обогащающей наш опыт беседы сегодня днем.