Массовая слежка: крайняя мера или опасная привычка?


Революция в сфере цифровых коммуникаций привела «возможно, к величайшему освободительному движению в мире из всех когда-либо известных», - предположила Заместитель Верховного комиссара по правам человека Флавия Пансиери. Обращаясь к участникам специальной дискуссии Совета по правам человека в Женеве, Пансиери привела пример онлайн-диалога, ставшего предшественником переговоров о Целях устойчивого развития на период после 2015 года, диалога, в котором приняло участие свыше миллиона человек.

В то же время эти платформы для передачи цифровых сообщений не только подвержены слежке, перехвату и сбору информации, они могут фактически способствовать подобным практикам, ставя под угрозу ряд прав человека. Отметив их особенно серьезное влияние на право на неприкосновенность частной жизни, Заместитель Верховного комиссара заявила, что права на свободу мнений и их свободное выражение, свободу мирных собраний и ассоциаций, семейную жизнь и здоровье тоже могут быть под угрозой.

«Информация, полученная путем цифровой слежки, использовалась для того, чтобы притеснять диссидентов. Также есть достоверные сообщения о том, что цифровые технологии использовались для сбора информации, которая впоследствии привела к применению пыток и других форм ненадлежащего обращения», - отметила Пансиери.

Дискуссия Совета касалась доклада Верховного комиссара по правам человека «Право на неприкосновенность личной жизни в цифровой век». Доклад был подготовлен по просьбе Генеральной Ассамблеи ООН ввиду глобальной обеспокоенности негативным влиянием определенных практик слежки на права человека.

В данном докладе Верховный комиссар выражает обеспокоенность тем, что «открытая и тайная слежка с использованием цифровых технологий в разных правовых системах мира стало распространенной практикой, и массовое слежение со стороны государства из исключительной меры перерастает в опасную привычку».

В докладе приведены примеры слежки с использованием цифровых технологий, включая случаи, когда правительства угрожали запретом на предоставление услуг телекоммуникационными компаниями, если те не предоставят доступ к потоку информации, передаваемой через их сети; использовали слежку за политическими оппонентами или диссидентами; а также требовали от компаний систематического раскрытия большого объема информации о пользователях и сотрудниках.

Хотя в докладе и признается, что отслеживание данных, которые передаются по электронным каналам связи, может быть необходимой мерой, принимаемой в законных интересах обеспечения правопорядка или в целях разведки, когда оно осуществляется в соответствии с законом, в нем также содержится предостережение, что программы массового слежения со стороны государства «порождают вопросы о том, насколько такие меры соответствуют международно-правовым стандартам, и не требуются более твердые превентивные меры».

По мнению Пансиери, государства должны продемонстрировать, что любое вмешательство в частную жизнь человека является необходимым и соразмерным в контексте конкретной установленной угрозы безопасности. «Обязательное хранение данных третьих лиц, когда от телефонных компаний и провайдеров Интернета требуют хранить метаданные о сообщениях своих пользователей для последующего доступа со стороны правоохранительных и разведывательных органов, не является необходимым или соразмерным», - сказала она.

В докладе отмечается, что государства обязаны обеспечить правовую защиту частной жизни лиц от незаконных и произвольных вмешательств. Законы, охраняющие частную жизнь, должны быть четкими и доступными для широкой общественности: тайные нормы и толкования закона, даже если они даются судьями, не являются пригодными с юридической точки зрения, равно как и законы и нормы, которые дают чрезмерную свободу выбора исполнительным властям, таким как силы безопасности и разведывательные службы.

13 ноября 2014 г.

Смотрите также