Жизнь без определенности и оседлости


Г-жа Сонода жила в Фукусиме (Япония) со своим мужем и ребенком, где была прекрасная естественная среда и сплоченная община. В день, когда произошла радиационная авария, 11 марта 2011 года, они ощутили сильнейшее землетрясение и неослабевающие последующие толчки. Затем по телевизору они увидели взрыв первого реактора.

Женщина молится и возлагает цветы к месту, где раньше был её дом до того, как его снесло цунами. Минамисома, префектура Фукусима, Япония, апрель 2011 г. © EPA-EFE/КОИЧИ КАМОШИДА

"Это был тяжелейший шок. Мы начали готовиться на случай, если нам придется быстро уехать, а два дня спустя взорвался третий реактор", - вспоминает она. "Мы решили эвакуироваться, потому что знали, что третий реактор использует MOКС-топливо [смешанное оксидное топливо], которое содержит плутоний. Это был кошмар. Внезапно ядерная катастрофа разрушила нашу жизнь в Фукусиме".

Вместе с мэром и местной школой г-жа Сонода попыталась организовать эвакуацию детей, но, как она рассказывает, местное правительство остановило их. По причине повреждений, вызванных землетрясением, дороги были заблокированы; поставки продовольствия и топлива стали сокращаться. Они не могли спасти детей от первых стадий радиационного облучения.

"Устранение последствий ядерной аварии продолжаются, но в прошлом году правительство открыло большинство эвакуационных зон, хотя многие по-прежнему остаются сильно загрязненными, и прекратило оказывать помощь с жильем. Ввиду этого граждане вынуждены вернуться в Фукусиму", - говорит г-жа Сонода.

По словам г-жи Соноды правительство Японии не признает тех, кто был вынужден покинуть Фукусиму после аварии, как внутренне перемещенных лиц, хотя 20 лет назад в Руководящих принципах по вопросу о перемещении лиц внутри страны в качестве причин перемещения были признаны антропогенные бедствия. Кроме того, им не позволили участвовать в принятии правительством решений, затрагивающих их интересы.

"Мы не хотим возвращаться с детьми и жить в радиоактивных и загрязненных районах. Мы не можем видеть радиацию, мы не можем почувствовать радиацию", - говорит г-жа Сонода. "Нам нужно, чтобы правительство проверило здоровье наших детей. Их проверяли только на наличие рака щитовидной железы, никаких других обследований не проводилось. Мы не знаем, как [радиация] повлияет на детей в будущем".

"Многие люди также испытывают финансовые затруднения, поэтому нам нужна базовая помощь с жильем, чтобы оставаться в эвакуации", - добавила она.

Более 40 миллионов человек по всему миру в настоящее время являются внутренне перемещенными лицами по причине конфликтов и насилия, и в среднем 25 миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома по причине стихийных бедствий. Миллионы других перемещенных лиц не включены в систематические подсчеты, в том числе те, кто перемещен по причине захвата земли, медленно развивающихся бедствий, таких как засуха или преступное насилие.

Именно такое насилие вынудило Гилдо Гарза Геррера покинуть родной штат Тамаулипас на севере Мексики.

Последние 20 лет Гарза Геррера работал журналистом. В 2017 году он был вынужден бежать со своей семьей в столицу Мехико после нескольких покушений на их жизнь со стороны торговцев наркотиками. Им пришлось оставить свою работу.

"[Мексика] - самая опасная страна в мире для занятий журналистикой", - говорит он. "Они убьют тебя; а если ты выживешь, они вынудят тебя бежать со своей семьей; чтобы защитить себя, к такому отчаянному решению к июню 2018 года пришли, по меньшей мере, 70 журналистов".

Гарза Геррера говорит, что из 329 000 внутренне перемещенных лиц в Мексике 70 являются журналистами. Он указывает, однако, на то, что правительство не признает факт их перемещения, и что нет правовых рамок для создания всеобъемлющих мер реагирования на эту проблему.

"Принудительное перемещение журналистов имеет несколько последствий: экономические, трудовые, социальные и, в особенности, последствия для свободы выражения мнений. Общины, которые покинули эти журналисты, лишаются информации", - подчеркивает Гарза Геррера. "Межамериканская комиссия по правам человека признала Тамаулипас, Веракрус, Герреро, Синалоа, Чьяпас, Чиуауа и другие штаты Мексики зонами, где подавляется свобода выражения мнений".

В апреле Национальная комиссия по правам человека Мексики и другие организации гражданского общества представили Конгрессу законопроект о признании принудительного перемещения. Однако ввиду недавнего предвыборного периода обсуждения закона приостановились.

Ввиду сложившегося положения Гарза Геррера и другие перемещенные журналисты решили организовать свою собственную ассоциацию. Они ищут поддержки международных спонсоров с целью строительства убежища для вновь перемещенных журналистов и обеспечения доступа их детей к образованию.

"Важно, чтобы обсуждения возобновились, когда у нас будет новый Сенат и другие органы, чтобы данную проблему признали и чтобы на основании данного закона были приняты меры по ее решению", - говорит Гарза Геррера.

По прогнозам, в мире только одно изменение климата способно вынудить 143 миллиона человек покинуть свои дома. Ожидаемая тенденция к росту числа перемещенных лиц может ускорить глобальную урбанизацию и, таким образом, создает дополнительное давление на принимающие городские сообщества, что может привести к усилению преступного насилия в городах.

Ни один регион и страна не защищены от внутренних перемещений, и государства должны выполнять свои обязательства в отношении внутренне перемещенных лиц. Для этого необходимо участие самих внутренне перемещенных лиц в обсуждениях для поиска долгосрочных решений по снижению рисков длительной социальной, политической и экономической маргинализации, с которой столкнулись люди, пережившие антропогенное бедствие в Фукусиме.

10 июля 2018 г.


Видео

Смотрите также